Стихи

Владимир Заляжных

ПАТРИК ГОРДОН

Часть 2
1
Увидев великую русскую грязь,
наш Патрик подумал: "Неладно".
Взглянув на чиновную местную мразь,
хотел уж податься обратно.
Но, видно, на небе решили уже:
с Россией вся жизнь его в связке,
хоть так и не сделался русским в душе
католик шотландской закваски.
Здесь Гордон сначала слегка обеднел,
не справился с жизненной сметой:
солдат обучал и о службе радел,
но медной платили монетой.
Откуда же было набрать серебра?
Война полагает расходы.
И вот, подкатила лихая пора,
собрались народные сходы.
И был медный бунт, потерпевший разгром,
но, может, по этой причине
медь вывели, стали платить серебром.
И Гордон возрос, кстати, в чине.
Тем временем он и к Москве попривык,
узнал этот город с изнанки.
освоил достаточно русский язык,
женился на юной голландке.
Безделия враг, уходил с головой
в новинки военного дела
случалось, просился в отставку, домой,
но нужен Москве был всецело.
2
Меж тем всё с поляками длилась вражда,
в упадок пришла Украина,
татары и шведы мешались туда,
то время назвали – Руина.
Король Казимир сколотил, наконец,
большое и сильное войско.
Казалось, один Украине конец:
надвинулась армия польска.
Но тут в городах поднялись казаки,
притом московиты нажали,
сего не снесли Казимира полки,
свернули войну и бежали.
Теперь примиряться настала пора,
союз был последствием драки:
достался Москве левый берег Днепра,
а правый забрали поляки.
Легко не проходят такие дела,
Стамбул закипел, и недаром:
империя турок в то время была
большим европейским кошмаром.
3
Турецкая армия вышла в поход,
полякам наставили дулю,
нашествия ждал европейский народ,
но турки к востоку свернули.
Тогда в Чигирине был кончен бедлам,
гнилая обрушилась стенка:
был с гетманства сбит, надоев казакам,
турецкий вассал Дорошенко.
И турки себя не заставили ждать,
явились и лагерем встали.
В три дня Чигирин полагали забрать,
в два месяца так и не взяли.
Два месяца – не перестрелка на час,
нужда стала в боезапасе,
но армия русских успела как раз,
и турки ушли восвояси.
4
Стамбул не устроил такой оборот,
и будущим летом, конечно,
османы, татары и прочий народ
наехали силой кромешной.
Но этого ждали у Тясмин-реки -
понятно, что турки в запале.
Готовясь к боям, в этот год казаки
и армия тоже не спали.
Явился здесь Гордон, знаток-инженер,
планировать стены и форты,
и много других защитительных мер
от полчищ Блистательной Порты.
Немало уложено брёвен, земли.
Стрельцы, казаки и солдаты
готовили крепость, насколько могли,
и ждали турецкой осады.
И вот, началось, и опять в Чигирин
летели гранаты и ядра,
под стены копали подкопы для мин -
старались турецкие кадры.
И турки в проломы отчаянно шли,
их шаг был порывист, неровен
от остервенения – взять не могли
какое-то скопище брёвен.
Но стены латали и в ночь, и с утра,
и Гордон – душа обороны,
и то, что разрушено было вчера,
сегодня для турок препоны.
Осколком гранаты убит комендант.
В совете решали недолго:
шотландский полковник - военный талант,
энергия, ум, чувство долга.
Но вечно держаться – хоть всем умирать,
один к десяти – слишком мало.
На выручку ждали московскую рать,
а рать недалече стояла.
Хотя бы пять тысяч подмоги – как раз
умерить османов свирепость,
но князь Ромодановский отдал приказ:
оставить немедленно крепость.
Теперь чуть не каждый бежал что есть сил,
порядок держать стало худо,
склад пороха Гордон тогда подпалил
и выбрался, в общем-то, чудом.
Когда до своих он едва дотянул,
последнее сделалось дело:
тот порох таким фейерверком рванул,
что тысячи турок взлетело.
За крепость они рассчитались сполна.
Подумает кто-нибудь: жутко.
Но дело такое: война есть война,
не спор, не забава, не шутка.
Настанет ли тот замечательный день,
когда примирятся народы?
Возможно. Мешает одна дребедень:
мы – отпрыски дикой природы.
Конечно, культура – не миф и не сон,
велик человеческий разум,
но действует дикой природы закон
сильнее всех доводов разом.
Засим на Земле неизбежна война,
и Гордон держался такого:
не может врагом быть родная страна,
порядок, закон – вот основа.
5
Военный престиж – переменная масть,
бывает и недолговечен:
в опалу попал Ромодановский-князь,
но Гордон по праву отмечен.
Был в Киев направлен чигринский герой,
и чин получил генерала.
Просился, однако, в отставку, домой,
но только Москва не пускала.
А Гордон уже не совсем был здоров,
сказались раненья без края,
последствия праздничных долгих пиров,
походная жизнь боевая.
Герой так же верно России служил,
с отдачей и знаний, и крови.
Отпущен лишь в отпуск в Британию был,
уже при правлении Софьи.
Но Гордон в отставку просился опять,
и чуть не подвергся опале:
мог наш генерал офицериком стать
и двинуться в дальние дали.
Увидев у дела такой оборот,
не стал он настаивать доле:
перечишь царевне – дурак ещё тот,
её фавориту – тем боле.
6
У князя задумки не гнулись к земле,
летали, как вольные птицы,
замыслил реформы в немалом числе
боярин Василий Голицын.
В Европе учить молодёжь, например,
крестьян отпустить на свободу,
на западный армию сделать манер,
и много такого же роду.
При Фёдоре выбился он, и не зря,
служил, не влезая в интриги,
добился того, что указом царя
спалили разрядные книги.
Задумал немало мечтательный князь,
но сделано было немного,
а Пётр подрастёт – и Софии пропасть.
Одна фавориту дорога.
Хоть Софья была и умна, и хитра,
играть ей пришлось без оглядки.
Затеяла заговор против Петра,
но Пётр оказался в порядке.
Царевна пыталась закончить игру
вничью, только не было шансов.
Князья и стрельцы уходили к Петру,
а Гордон увёл иностранцев.
Пришёл и Голицын, поняв, что пора:
пролезть не удастся в бутылку.
При этом, едва избежав топора,
на Север отправился, в ссылку.
Вот так и пришло ему - там умирал,
в опале, вдали от столицы.
Большим реформатором так и не стал
боярин Василий Голицын.
Он мог бы сподвижником стать для Петра,
но чуть не опробовал плаху,
злодейка-судьба занесла в Севера,
да будет же мир его праху.

Конец 2 части

        Далее     Содержание


При копировании материалов, пожалуйста, ставьте прямую индексируемую ссылку на сайт

© В.В.Заляжных